Общественный строй

Общественный строй неандертальцев историки называют «первобытным человеческим стадом». Неандертальцы, обладавшие членораздельной речью, жили группами по 50-100 человек. Группы неандертальцев жили на больших расстояниях друг от друга. Контакты и обмен опытом были незначительны — об этом свидетельствуют примитивность и консерватизм материальной куль­туры. Полагают, что в это время уже существовало частичное разделение труда между мужчинами и женщинами, причем мужчины употребляли пре­имущественно остроконечники, а женщины — скребла. Это соответствова­ло их основным занятиям — охоте у мужчин, поискам и сбору съедобных растений, «домашней» работе — у женщин. Неандертальцы (во всяком слу­чае, некоторые орды) впервые начали хоронить своих мертвых. У них же мы находим и первые признаки культов — охотничью магию22.

Их социальная жизнь содержала явные человеческие черты. Удивитель­но, но им не было чуждо милосердие. Пожилые неандертальцы болели обыч­ными болезнями старых людей, например артритами. Однако эти немощные сгорбленные существа все же доживали до 45—50 лет — весьма почтенного по их меркам возраста. Следовательно, о них заботились, кормили, давали место

-' Там же.

22 Аугуста Й. Великие открытия / Пер. М. Черненко и В. Шибаева. — http://www.library.bv/data/009/ 024.htm.

в пещере. Среди скелетов неандертатьцев часто попадаются не просто боль­ные, но и настоящие инвалиды: одноглазые, однорукие. То есть в этом «пер­вобытном стаде» существовали какие-то «социальные гарантии по старости и инвалидности».

Неандертальцы были еще типичными охотниками и собирателями. Они должны были кочевать, потому что их жизнь зависела от диких животных и съедобных растений. И если там, где они находились, пропитания не хвата­ло, им приходилось двигаться дальше, хотели они того или нет: их заставля­ли нужда и голод. Охота была коллективной и страшно тяжелой: исследуя останки неандертальцев, ученые обратили внимание на характер травм — почти полное соответствие обнаружилось у современных профессиональных участников родео. И все же некоторые, в том числе тяжелые инвалиды — однорукие, одноглазые, доживали до преклонных по тем временам 40—45 лет. Все это свидетельствует о том, что была какая-то социальная организация, какая-то этика. Мы знаем, что неандертальцы знали огонь, сооружали ка­кие-то жилища, совершали какие-то действия в отношении мертвых. Но мы не знаем, какой смысл вкладывался во все это, если вкладывался вообще. Нам неизвестно даже, владели ли они членораздельной речью23.

С уверенностью можно утверждать, что неандертальцы не достигали пре­клонного возраста, о котором мы судим по многим признакам: по располо­жению зубов, по зарастанию черепных швов и т. д. Все остальные найден­ные скелеты принадлежат более молодым неандертальцам. В цифрах это выглядит так: 40% детей, 40% взрослых от 20 до 30 лет, 20% — старше 30 лет. Средняя продолжительность жизни не превышала 30 лет. Голод, нужда, по­стоянная борьба за существование, неблагоприятный климат, плохие жили­ща , многочисленные болезни, отсутствие гигиены — все это сокращало жизнь неандертальцев, хотя они и были сильными, закаленными людьми. А если взглянуть на зависимость между смертностью и полом, то надо сказать, что возраста старше 30 лет достигали главным образом мужчины. Женщины умирали раньше; это можно объяснить тем, что, будучи слабее физически, они к тому же часто погибали от родов, главным образом, конечно, из-за антисанитарных условий24.



Хотя неандертальцев часто изображают как варваров или разбойников, археологические находки свидетельствуют: уже 50 тыс. лет назад эти суще­ства помогали ослабленным членам группы, неспособным заботиться о себе самостоятельно. Обнаруженные не так давно в одном из гротов современного Ирака останки 45-летнего неандертальца, у которого не было одного глаза, одной руки (до локтя), а конечности были сломаны во многих местах, крас­норечиво свидетельствуют, что дожить до такого преклонного по тем време­нам возраста инвалид мог только лишь с помощью своих соплеменников. Трудно поверить, что он мог собственными силами охотиться или собирать растительную пищу.

Новые археологические материалы не только дали основания для пред­положения о социальной заботе предков неандертальцев, но и подтвердили, что вторичные признаки неандертальцев развивались достаточно медленно. Недавние раскопки, проведенные во Франции палеоантропологом Э. Трин-каусом, показали, что предки неандертальцев стали проявлять заботу о ближ-

23 Дейниченко П. Соната для пещерного медведя. —http://boombook.boom.ru/archive/neandertalUG.html.

24 Аугуста И. Указ. соч.

нем еще 175 тыс. лет назад. Анализ нижней челюсти показал, что к моменту смерти у существа, которому эта челюсть принадлежала, либо совсем не ос­талось зубов, либо они шатались, что было вызвано обширным пародонталь-ным воспалением. Исследователи отмечают, что, хотя этот гоминид мог жевать, его способность измельчать твердую или жесткую пишу была суще­ственно ограничена. «Это самый древний пример того, как кто-то смог вы­жить некоторый период времени, не имея нормально функционирующих зубов, — отмечает Тринкаус, —для того, чтобы этот человек мог есть, пища должна была быть подвергнута какой-то обработке, например комбинации измельчения и нагревания. У них были хорошие инструменты для резки, и они уже овладели огнем, но отсутствие в этом месте очага и инструментов, которые могли бы сделать нечто большее, чем просто нарезать еду на куски, позволяет предположить, что этому индивиду другие члены группы отдава­ли самые мягкие куски»25. Эти находки свидетельствуют также о том, что хотя эти гоминиды были тогда более развиты в социальном плане, чем предки человека, они уступали им как в поведении, так и в технологии.




5657991156094108.html
5658051040609815.html
    PR.RU™