Законы художественного восприятия.

Наслаждение искусством — результат преодоления его условности, сличения художественного с реальным, узнавания реальности в условном. Элитарное искусство наро­чито трудно узнаваемо и стремится доставить максимум наслаждения ми­нимуму изощренных потребителей за счет затрудненного узнавания ре­ального в художественном. При этом художник рискует превратить свое произведение в ребус или даже полностью обессмыслить его. В искусст­ве, принадлежащем к массовой культуре, степень условности небольшая. Оно не требует интеллектуальных усилий для своего понимания благода­ря своей простой узнаваемости, сличимости с реальностью. Масс-искус-

ство общезначимо, общепонятно, но эстетически малоэффективно: оно доставляет минимальное наслаждение максимальному числу культурно неподготовленных читателей. Только золотая середина — мера понятно­сти и непонятности, сочетание быстрой расшифровываемости и трудно декодируемого «остатка» смысла, быстрой сличимости с реальностью и неполного с ней совпадения, интонационной привычности и новизны — обусловливает художественную ценность произведения, формирует не­преходяще значимый стиль, в котором народ не противопоставляется це­нителю: сам народ становится ценителем, а ценитель — народным. Тем самым снимается роковая для искусства противоположность между эли­тарностью и массовостью. Великий художник или снимает эту противо­положность сам, приближая свое искусство к народу, или это проделыва­ет время, приближая народ к великому искусству.

«Сперва измучившись, ей насладиться» — эта гумилевская формула любовного наслаждения мужчины женщиной есть и формула наслажде­ния читателя поэмой или зрителя картиной. Труд реципиента по осмысле­нию художественного текста — один из факторов эстетического наслаж­дения. Доступность и гедонистический потенциал произведения законо­мерно связаны. Упрощение художественного текста приводит к облегче­нию его рецепции, что в свою очередь ведет к снижению эстетического наслаждения. Усложнение текста, напротив, повышает трудность художе­ственного восприятия, снижает доступность произведения, но большие рецепционные усилия обусловливают возрастание художественного на­слаждения. Крайние позиции в этих противоположных тенденциях зани­мают, с одной стороны, массовая культура (поп-арт, китч), а с другой — элитарное искусство. Высокое искусство всегда находит точную меру вза­имоотношения противоположных тенденций: доступности и гедонисти­ческой потенции произведения.

Народность искусства не синоним его доступности. Художник всегда впереди своей аудитории, а не идет вслед за ней, он поднимает ее вкус и культурный потенциал. Догмати­ческая критика часто встречала новаторское творчество лозунгом «массам это непонятно». Однако в искусстве социально ценно не только то, чем овладела широкая публика, но и то, что потенциально содержит высокие художественные ценности. Дорасти до них, освоить эти духовные богатства становится важной общекультурной задачей. Понятность искусства — исторически изменчивая категория теории художественного восприятия.



Художественное наслаждение — специфический эффект искусства, га­рант и показатель того, что оно утверждает человека как самоценную лич­ность, а не рассматривает его как винтик государственного механизма или как социального функционера, призванного решать определенные истори­ческие задачи. Важный гуманистический смысл искусства в том и состоит, что в своих шедеврах оно утверждает: исторический прогресс должен тво­риться усилиями людей, но не за счет личности. Утверждение самоценного значения личности — дополнительный стимул ее социализации.

Проблема художественного наслаждения не раз подвергалась количественному и каче­ственному анализу. Так, известность приобрела формула американского математика Дж. Биркгофа М=О: С. Согласно этой формуле, эстетическая мера (М) прямо пропорциональна упорядоченности (О) и обратно пропорциональна сложности (С). Более убедительна фор­мула Г. Айзенка — эстетическая мера — производное, а не отношение упорядоченности и сложности: М = О х С. И действительно, интенсивность художественного восприятия и на­слаждения прямо пропорциональна упорядоченности и сложности художественного фено­мена. При прочих равных условиях менее сложное произведение более доходчиво, более массово, но менее действенно.

Творческая активность художественного восприятия прямо пропор­циональна интенсивности эстетического наслаждения, которое, в свою очередь, прямо пропорционально упорядоченности и сложности художе­ственного произведения, разнообразию и повторяемости эстетической формы, мере доступности и трудности восприятия. При этом сложность произведения должна обусловливаться его художественно-концептуаль­ной глубиной и прямо ей соответствовать.


5652134778792517.html
5652174393309371.html
    PR.RU™